Знакомство с ночью роберт фрост

ЗНАКОМСТВО С НОЧЬЮ - Фрост Роберт Ли - Антология мировой лирики - Сайт высокой поэзии

I have been one acquainted with the night. ЗНАКОМСТВО С НОЧЬЮ Я тот, кто с ночью был знаком. Я вышел в дождь и в дождь вернулся. стихотворение Роберт Фрост: ЗНАКОМСТВО С НОЧЬЮ. One luminary clock against the sky. Proclaimed the time was neither wrong nor right. I have been one acquainted with the night. ЗНАКОМСТВО С НОЧЬЮ.

Он с ней заговорил: Она не двигалась и разрешить Неловкое молчанье не пыталась, Уверенная в том, что никогда — Слепое существо!

знакомство с ночью роберт фрост

Да, кладбище, где близкие лежат, Отсюда видно все, как на ладони; Не больше нашей спаленки. Надгробия у дальнего холма — Из мрамора плита и три гранитных… Вон как на солнце все они горят!

знакомство с ночью роберт фрост

Но ты, я понимаю, не о них, А о ребенке… верно? Бог с ней, я Пойду и.

Новое в блогах

Никто — никто не смеет! Не уходи к чужим. Я не сойду отсюда, обещаю. Она лишь дверью скрипнула в ответ. Не знаю даже, как и говорить, Чтоб угодить тебе; но я бы мог Пожалуй, понемногу научиться… Что он мужчина, с женщиной толкуя.

А может, мы решили бы с тобой О чем мне говорить, о чем — не стоит? Хотя я в этом и не вижу смысла. Нелюбящие пусть себе молчат, А нам зачем таиться друг от друга? Хоть в этот раз не убегай из дома, А лучше расскажи мне все как есть; Поверь, я разделить сумею горе.

Ну что я — хуже всех, что ты ко мне И подойти боишься? К тому же, Эми, ты сгущаешь краски. Иначе что заставило тебя Так глубоко, что даже я забыт? Кому, скажи, нужна такая жертва? Фрост пишет, допустим, замечательное лирико-философское стихотворение "Неизбранная дорога" - и тут же объявляет, будто это юмористические стихи, в которых он подтрунивает над своим нерешительным другом.

Уже в е годы Фрост воспринимался как живой классик и продолжал фермерствовать до самой смерти. Есть знаменитая фотография Бориса Пастернака с лопатой на садовом участке в писательском поселке Переделкино, в Америке знаменита другая - семидесятилетний Фрост с каким-то нехитрым садовым инструментом. Личная жизнь Фроста также была скудна, хотя по-своему драматична.

Немногие важные и почти всегда трагические события трудное ухаживание за будущей женой, попытка самоубийства после ее первого отказа, смерть первенца обыгрываются в стихах многократно. И в то же самое время поражает полное отсутствие любовной лирики в традиционном понимании слова - хотя бы в юности. Вероятно, драматична была и поздняя любовь Фроста к своей многолетней помощнице и секретарше разумеется, после кончины супруги после тридцати лет брака; Фрост был человеком строгих правил: Фрост не участвовал в мировых войнах, не был ни пьяницей, ни наркоманом, он жил в одиночестве, которое воспринимал как безлюдье и которым, по-видимому, ничуть не тяготился.

Любопытный психологический штрих - Фрост никогда не писал стихов по свежим следам как непосредственный эмоциональный отклик на то или иное событие, но лишь после долгой - иногда многолетней - паузы, дав чувству или чувствам дистиллироваться и отстояться.

Первую книгу Фрост издал в Англии, прославился в Америке; на протяжении десятилетий его стихи и его самого воспринимали по обе стороны океана совершенно по-разному. Для англичан он был поздним, может быть, последним романтиком, для американцев - реалистом, хранящим верность "правде жизни", - от конкретных примет пейзажа до узнаваемых персонажей. Для обоих подходов имелись определенные основания, хотя оба теперь кажутся упрощенными.

Роберт ФРОСТ | ВКонтакте

Фроста следовало бы признать поэтом-экзистенциалистом или поэтом-стоиком, что, впрочем, означает примерно то же самоенашедшим смутно-атеистический или пантеистический ключ к преодолению ужаса бытия. Вместе с тем творчеству Фроста присущ дуализм - не только философский, но и формальный.

И на этом вот формальном дуализме стоит остановиться в попытке увязать его с дуализмом философским. На протяжении всей творческой жизни Фрост писал как рифмованные, так и белые стихи. Рифмованные были, как правило, невелики по размерам и традиционны по форме, белые - насчитывали порой по много сотен строк.