Мо первое знакомство с творчеством цветаевой

ОЛРС. Вечер о Марине Цветаевой.

мо первое знакомство с творчеством цветаевой

М. И. Цветаевой. 4. Тема предназначения поэта и поэзии в творчестве М. И. Цветаевой. 5. Мое первое знакомство с поэзией М. И. Цветаевой. Мое первое знакомство с поэзией М. И. Цветаевой Несмотря на то что Цветаева любила жизнь, в ее творчестве нередко звучит мотив самоубийства. Мое первое знакомство с поэзией М. И. Цветаевой Три часа ночи, этой Несмотря на то что Цветаева любила жизнь, в ее творчестве.

мо первое знакомство с творчеством цветаевой

И если возможно такое чудо - его любовь. Но это как чудо в чудном чудесном порядке чуда. Моя надоба от другого - его надоба во мне, моя нужность и, если можно, необходимость ему! Поймите меня раз навсегда и всю!

  • Поэзия Марины Цветаевой
  • Героиня творчества. Вечер о Марине Цветаевой
  • Темы сочинений М. И. Цветаевой

Моя возможность любить - в мою меру, то есть без меры! Ведь что со мной делают? Зовут читать стихи, не понимая, что каждая моя строка — любовь! Что если бы я всю жизнь вот так стояла и читала стихи, никаких стихов бы не. Ах, не стихи хорошие… Всё дело в том, чтобы мы любили, чтобы у нас билось сердце! Хотя бы разбивалось вдребезги!

мо первое знакомство с творчеством цветаевой

Я всегда разбивалась вдребезги. И все мои стихи — те самые серебряные, сердечные дребезги! Жив, а не умер демон во мне! Глубоко тронутая выступлением Веры и звучанием поэзии Цветаевой, одна из участниц вечера поэтесса Юлия Морозова сравнила стихи Марины Ивановны с музыкой. Юлию поддержала поэтесса и руководитель детской литературной студии Инна Еремеева. Она отметила, что из-за пылкости и перепадов настроения Цветаевские стихи кажутся ей созвучными с композициями Скрябина. Страстность Цветаевой заключается просто в её особенно обнажённых нервах.

Медленно в воду вошла Девочка цвета луны. Не мучат уснувшей волны Мерные всплески весла. Вся — как наяда. Глаза зелены, Стеблем меж вод расцвела Но стоит ещё сказать о той мере, которой она заплатила, чтобы оказаться в вечности и в наших воспоминаниях.

мо первое знакомство с творчеством цветаевой

И эта мера, конечно, безмерное одиночество, - продолжила тему поэт, дипломированный специалист по филологии, секретарь Союза литераторов Удмуртии Елена Лабынцева, - Одиночество, которое, наверно, есть составляющая каждого великого поэта Одиночество, до которого нужно дойти, потеряв всех: И всё пена, и всё бренность, всё уходит, остаётся только она вот на этих ступенях Вячеслав давно изучает творчество этого австрийского поэта-символиста.

Мы ничего не умножим, куда б ни упали, какой бы новой звездой! В мирозданье давно уж подсчитан итог. Но и уменьшить не может уход наш священную цифру: Наследие Марины Цветаевой огромно и разнообразно: Её творчество вдохновляет многих авторов на создание собственных произведений. Издателем сборника выступила сама Лариса.

Поэзия Марины Цветаевой | Школьные сочинения

И вот как она это объяснила: Я не только поэт, но и астролог. Я пыталась анализировать её гороскоп, чтобы разгадать тайну её судьбы, потому что творчество её я люблю безумно, каждое её слово находит во мне отклик. Она интересна мне и как личность. И в итоге ситуация, которая сложилась вокруг Цветаевой к концу её жизни, стала пиковой ситуацией, подтолкнувшей поэтессу к трагическому решению. Безусловно, здесь имело влияние тонкое, поэтическое восприятие Цветаевой мира и её ранимость. И это стоит огромной боли, которую она испытала и которую, наверно, не каждой женщине под силу пережить.

Первое знакомство моё с Мариной произошло через детские голоса, я услышала, как школьники читали её стихи. А после было знакомство с тем роковым домом в Елабуге.

Сочинение на тему: Мое первое знакомство с поэзией Цветаевой

Я только постояла возле него, но не вошла. А рядом там есть музей, где находятся её предметы: И это очень символично, что он съел рыбу, а не посмотрел на мать, которая ушла в мир вечности. И та девочка Ирина, её дочь, которая умерла маленькой, и не увидела свет в глазах матери… Вся эта боль перехлестнула меня именно в Елабуге. И, наверно, не могло быть. Мои попытки найти хоть что-нибудь этого автора не увенчались успехом.

Никто ничего не знал о таком поэте, ни в книжных магазинах, ни в библиотеке. Осталась она для меня Загадкой больше чем на год, поэтому первая публикация в журнале принесла радостное облегчение: На новенькой обложке книги и года не прошло, как вышла из типографии значилось: У меня за ней очередь на год.

Голова всю дорогу была заполнена мешаниной стихотворных строк, а колеса по рельсам стучали в ритм цветаевскому: Еще через полгода такой же синий томик появился в единственной городской библиотеке при доме культуры. Библиотекарю из читального зала я обязана по гроб жизни за то, что месяц за месяцем за десять минут до закрытия она передавала мне вожделенный том до утра.

Перед школой я заносила его и прощалась до вечера. До ночи продолжалось старательное переписывание стиха за стихом, от корки до корки. Это была болезнь на всю жизнь. Но почти через двадцать лет мне, наконец, подарили первый мой томик стихов Цветаевой. Образно выражаясь — я спала с ним под подушкой. Теперь целую полку занимают разные издания стихов и прозы, воспоминания Анастасии Цветаевой и Ариадны Эфрон.

По-новому звучат теперь пророческие стихи поэтессы, именно так, как она и писала: Могла ли я тогда представить, что будут ее книги настолько доступны, что действительно запылятся на полках!

ПОЭЗИЯ Могу ли я позволить себе говорить о поэзии Марины Цветаевой, я, дилетант, любительница посидеть на диване с книжкой, шепча под нос понравившееся стихотворение? Я долго думала, а потом решила — а почему бы и нет? Я просто скажу, что мне нравится больше. И тут же захотелось закричать: Но в разное время — по-разному. Я цитирую ее по любому поводу и без повода, надоела уже всем со своей Федрой: Нельзя, не коснувшись уст, Утолить нашу душу!

Нельзя, припадая к устам, Не припасть и к Психее, порхающей гостье уст… Утоли мою душу: И за романтизм, и за иронию. Как цвет нуждается в поливке, Так нужно денег, чтобы жить — Хотя бы для того, чтоб лить Не сливки в кофий по утрам, а кофий в сливки!

Помню, студенткой в Царском селе я ходила гулять в запущенный Александровский парк и в пустынных заросших аллеях громко декламировала ее от начала до конца, почти крича от восторга: Что это вдруг — рухнуло?

Но есть одна поэма, которую я — сколько ни читала — ни понять, ни полюбить не могу. Ну не могу я их понять! Выходит, что я консерватор от поэзии, раз это новое слово меня не привлекает. Хотя иногда даже гордость берет: За мою любовь ко всему остальному Марина бы меня простила. Может — посмеялась бы, но не обиделась. Тут же я растерялась: Отчего у юной Цветаевой так много мыслей о смерти? И ни разу не попадалось мне в ее стихах даже намека на трагический исход с момента эмиграции до самой Елабуги, до того проклятого ржавого гвоздя.

И даже раньше, с Гражданской войны, когда муж ее ушел в Белую Гвардию, а она с дочерями осталась в голодной большевистской Москве. А ведь как молодая Марина кокетничала со смертью, как описывала ранний уход.